Анапа – первая любовь архитектора М.М. Осичевой

Осичева М.М., Анапа, Высокий берег 50 гг ХХ в.

Несколько лет назад в Анапский археологический музей приехала пожилая женщина. Опираясь на трость, она вошла в кабинет научных сотрудников и сказала: «Здравствуйте, я Осичева Майя Макаровна, бывший главный архитектор вашего города». Это имя для многих из нас было совершенно незнакомым, но, следуя традициям южного гостеприимства, музейщики очень радушно приняли гостью: провели экскурсию, показали обновленный город и устроили бесплатное проживание в самый разгар курортного лета у одной из сотрудниц музея. Уезжая домой, Майя Макаровна пообещала прислать нам материалы о послевоенном восстановлении города. Через некоторое время на адрес анапского музея пришел объемистый конверт, где оказалась пачка снимков с новостройками Анапы 50-60 гг. ХХ века, несколько личных фотографий и три тетради воспоминаний с трогательным посвящением: «С непреходящей любовью передаю эти записки Анапскому краеведческому музею».

Майя Макаровна Осичева родилась 23 октября 1926 года в городе Ленинграде, в семье интеллигентов. В детстве и юности она жила в одном доме с профессором Г.И. Турнером (известным врачом-ортопедом, до 1917 года он работал по приглашению В.А. Будзинского в Анапе). У семьи Хорсеева, Хейккинен (родители Осичевой) сложились с семьей Турнеров дружеские соседские отношения. М.М. Осичева пережила блокаду Ленинграда. В 1943 году была эвакуирована в Сибирь в крайне истощенном состоянии. После выздоровления окончила там школу (совмещая учебу с работой) и поступила на подготовительные курсы по архитектуре в Новосибирский институт.

В 1946 году вернулась в Ленинград и закончила Ленинградский инженерно-строительный институт (ЛИСИ). После института была направлена на восстановление разрушенных городских предприятий. В 1951-1954 гг. работала в Ленинградском филиале Академии архитектуры СССР (ЛФ АА СССР) вместе с лучшими архитекторами, художниками, учеными Ленинграда, по словам Майи Макаровны – «это был дополнительный курс обучения у самых замечательных мастеров того времени».

В ЛФ АА СССР она в группе с двумя другими специалистами спроектировала и успешно реализовала строительство «дома с квартирами на одну семью». за этот проект молодые архитекторы были удостоены премии на конкурсе. У Осичевой появилась мечта:

«построить новый город по своему авторскому проекту или восстановить один из городов, разрушенный в годы войны».

Вскоре ей представилась возможность осуществить заветное желание. В 1954-1955 годы Н.С. Хрущев провозгласил «архитектуру, как теорию и науку,- ненужной для советского общества» и принялся всячески бороться с «архитектурными излишествами». Вслед за этим последовали ужесточения: ликвидация Академии архитектуры СССР и ее Ленинградского филиала. Многим молодым специалистам пришлось искать новую работу. М.М. Осичевой, как другим выпускникам ЛИСИ, помог с рекомендацией бывший декан архитектурного факультета, а с 1952 года – руководитель ЛФ АА СССР Б.В. Муравьев. Именно Борис Викторович (один из первых комсомольцев Новороссийска) настойчиво советовал Осичевой написать письмо в Краснодарский крайисполком. Через некоторое время пришел ответ начальника краевого управления архитектуры Патрикеева с приглашением на работу в Ейск или Анапу.

Майя Макаровна Осичева, гл. архитектор Анапы 1954-1963 гг.

Впервые, в наш город, Майя Макаровна прибыла в декабре 1954 года:

«Приехала из Краснодара поздно вечером, в кромешной тьме, автобус остановился возле каких-то развалин у пустыря, (это была автостанция). Водитель автобуса перепоручил меня шоферу местного такси и велел отвезти: «В исполком!» Там естественно никого уже не было, кроме дежурной, которая устроила меня ночевать на диване в приемной и долго рассказывала об Анапе. Приятно поразили, после ленинградских бюрократов, это анапское гостеприимство и провинциальная «простота нравов»…утром выяснилось, что я ночевала в Райисполкоме (угол проспекта Революции и Кордонного переулка), а меня ждали в горисполкоме (ныне музей «Горгиппия»). Там, часть здания использовалась под гостиницу для командированных. Здесь я прожила еще два дня»,

– вспоминает Майя Макаровна.

Прогулявшись по центру, Осичева удивилась тому, что в Анапе очень много разрушенных и до сих пор не расчищенных зданий:

«Впечатление такое будто город освобожден был не 10-11 лет назад, а совсем недавно. По улицам Пушкинской, Кубанской и другим – кварталы развалин, только расчищена проезжая часть и кое-где разбиты довоенные плиточные тротуары. В развалинах разрешалось выбирать кирпич и камень для индивидуального строительства, которое активно велось в основном по улицам Бугурской и в новых кварталах за моршколой».

Разрушенные кварталы Анапы

Первым документом, подписанным Осичевой в Анапе стала запись в книге жалоб кафе на улице Пушкина, где ее

«угостили борщом с тушенкой, в котором плавали осколки стекла от консервной банки».

Несмотря на это, Майя Макаровна выбрала местом работы не более благополучный Ейск, а многострадальную Анапу, в которой узнала город своей мечты. Именно Анапа стала первой любовью архитектора, навсегда пленив ее ярким солнцем, бескрайним синим морем и золотыми песчаными дюнами.

Еще одним решающим фактором в пользу выбора нашего города, послужила встреча и беседа с главным архитектором первого генерального плана Анапы С. Лотошниковым из Ростовского «Облпроекта». В эти же дни Майя Макаровна присутствовала на защите проекта генплана, где находились руководители района и города. М.М. Осичева была восхищена:

«Они так заинтересованно и активно обсуждали представленный проект и все предстоящие задачи по его реализации, что я сразу поняла: это – моя судьба».

Весной 1955 года М.М. Осичева вместе с мужем и дочерью переехали в Анапу, первое время жили на квартирах. Осенью обменяли свою комнату в ленинградской «коммуналке» на неблагоустроенную, но «зато отдельную» квартиру на улице Терской. Здесь появились на свет еще двое сыновей. Как и многим советским женщинам, Майе Макаровне пришлось устроить детей в ясли и выйти на работу.

Семья Осичевой

Несмотря на то, что Осичева прошла прекрасную архитектурную школу Ленинграда, она имела весьма приблизительное понятие о работе советского аппарата. Должность главного архитектора города предполагала не только творческие задачи, но и подготовку решений Горисполкома, разных справок, многочисленной переписки и отчетности, рассмотрения писем организаций, заявлений граждан, необходимость ведения приема граждан, знание законодательства и консультации у юристов. Первый год работы Майи Макаровны выдался особенно тяжелым. Деятельность Управления главного архитектора (УГА) за 1955 год на заседании Исполкома Анапского горсовета признана крайне неудовлетворительной, был отмечен целый ряд нарушений во всех областях работы. Осичева получила выговор: «За бездеятельность и бесконтрольность за индивидуальным строительством в городе…». М.М. Осичева учла свои ошибки и очень внимательно стала относиться к требованиям Горисполкома, практически на каждом заседании она выступала с сообщениями о выявленных самовольных строительствах и прочих нарушениях. В результате, в 1957 году М.М. Осичеву и возглавляемое ею УГА, уже хвалили за хорошую работу.

Анапа, 1957 г., сотрудники управления главного архитектора (УГА)

В разрушенной войной Анапе, кроме жилья, необходимо было заново возводить разные социальные объекты: школы, больницы, библиотеки, дома культуры и т. п. Приходилось много проектировать, заниматься мемориальными памятниками. Большую помощь УГА оказывал музей, который к 1960 году переехал из маленького помещения на ул. Пушкина в восстановленное здание бывшей Белой санатории на ул. Протапова. Учет памятников в то время велся слабо, в том числе и археологических. Одной из первых проблем в восстановлении города для М.М. Осичевой стало законсервированное строительство кинотеатра из-за найденных при закладке фундамента археологических находок. Остановка строительства очень раздражала местные власти, так как в городе в то время не было ни одного круглогодичного учреждения культуры. По словам Осичевой:

«Потребовались годы и серьезные научные открытия («Горгиппия», «Склеп Геракла» и др.), для того чтобы руководящие товарищи поняли всю уникальность этих открытий и их ценность для имиджа Анапы, но в тот период считали гораздо важнее поскорее освоить деньги, отпущенные на кинотеатр или гостиницу, на месте «Горгиппии», которую удалось снести».

Кинотеатр «Родина»

М.М. Осичева в конфликте археологов с городским руководством всегда поддерживала археологов. Она получила из Москвы документ, к которому был приложен план города с указанием территорий, представляющих историко-археологический интерес и требование Института археологии АН СССР о предварительном археологическом обследовании предполагаемого строительства. Особенно гордилась Майя Макаровна своим знакомством с руководителем Анапской археологической экспедиции профессором И.Т. Кругликовой. Кроме того, архитектору Осичевой довелось участвовать в первичном восстановлении анапской достопримечательности – памятника истории и архитектуры «Русские Ворота». В 1950-е гг. его использовали, как торговую точку по продаже керосина, так как пожарные считали каменное сооружение самым подходящим местом. Незадолго до приезда Осичевой в Анапу торговую точку убрали. В 1954 – 1955 гг. «Русские Ворота» расчистили от мусора, при входе установили пушки, но внешний угол ворот разрушался, необходима была реставрация. Майя Макаровна договорилась о приезде опытных каменотесов из Крыма, и они выполнили реставрационные работы по восстановлению разрушающейся части «Русских Ворот».

Самым главным делом Майи Макаровны Осичевой в Анапе стало претворение в жизнь генерального плана развития города и его окрестностей. При Осичевой были «освоены» две курортные зоны: Высокий берег и зона детских здравниц (Пионерский проспект), хозяйственная зона (юго-восточная окраина города), построен новый общественный городской центр (ул. Горького), заложены основы по озеленению города, восстановлены старые бульвары и созданы новые парки и скверы, решены многие транспортные проблемы.

Анапа, новый дом, 50 гг. ХХ в.

В 1961-1963 гг. для Анапы первоочередным был вопрос водоснабжения. Для обеспечения водой Новороссийска, Геленджика и Анапы планировали построить общий Троицкий водозабор. Позже проектировщики исключили Анапу из этой дорогостоящей схемы, предложив для нашего города самостоятельный водопровод из реки Кубань. Вот как вспоминает об этом моменте М. М. Осичева:

«Помню ироническое высказывание новороссийских коллег: «Ну, Царенко (председатель горисполкома Анапы) – останетесь вы без воды…, но жизнь показала обратное: система водоснабжения из Кубани, оказалась более жизнеспособной, чем гигантомания в виде Троицкого водозабора с системой сложных многокилометровых водопроводов в горной местности. Анапа быстро получила воду, а Новороссийск и Геленджик и поныне обеспечивают свое население водой по графику (несколько часов в сутки)».

М.М. Осичевой довелось жить и работать в Анапе в нелегкое послевоенное время (1954-1963 гг.). За восемь лет она познакомилась с самыми разными людьми, о многих вспоминает с теплотой и благодарностью: о настоятеле Свято-Онуфриевского храма Н. Мельникове; о своих коллегах – Г.В. Гридасове, О.В. Карытине, Р.Т. Сергеевой, С.М. Аматуни, Б.П. Чеботаревой; о руководителях города Д.Е. Захарове, Г.С Заботине, А.З. Копыловой и других. У некоторых она находила поддержку и понимание, с кем-то вступала в противоречия, всегда придерживаясь своего «жизненного кредо»:

«Главное в работе профессионализм, а не взаимоотношения с руководством».

Анапа, Джеметинское шоссе (Пионерский проспект), строительство нового санатория, 1956 г.

Именно это качество привлекло внимание председателя райисполкома г. Геленджика (бывшего командира Анапского партизанского отряда) И. Н. Кумпана. На совместных совещаниях с проектировщиками Троицкого водозабора он отметил непреклонность, высокую компетентность молодого архитектора и решил, что его городу необходим такой специалист. У руководителей Анапы того времени, эти свойства характера Осичевой вызывали только раздражение. Конфликт подхлестнула статья в московском журнале «Коммунальное хозяйство», где Майя Макаровна излишне правдиво, без прикрас рассказала о проблемах города – курорта:

«Публикация произвела впечатление: приехавший разбираться Быков (заместитель председателя Крайисполкома) сперва наорал на меня, а потом, разобравшись, велел ехать с ним в Краснодар, там вместе с чиновниками готовить предложения «по устранению отмеченных в статье недостатков». Расстались с ним друзьями, но за мной закрепилась репутация автора, нетерпимого к недостаткам. Районные власти были обижены тем, что «вынесли сор из избы»… Стало труднее работать, хотя именно начало 1960-х годов отмечено интересной творческой работой. Полагаю, что именно эта репутация способствовала моему переезду в Геленджик… Недаром сказано: Что Бог не делает – все к лучшему…»

с неподдельной грустью вспоминает об этом периоде Майя Макаровна.

Набережная Анапы 50 гг. XX в.

В 1964 году М.М Осичева покидает Анапу и всю свою долгую жизнь проживает уже в Геленджике. В сердце она сохранила трепетную любовь к городу своей молодости. Своеобразным завещанием – посвящением анапчанам звучат заключительные слова из тетради воспоминаний:

«Анапа – уникальна; ее природа неисчерпаемый кладезь здоровья…природа – первична, а вся наша цивилизация, (в том числе курортное дело, архитектура и прочее) вторичны. Неудачное строение еще можно снести, но погубив природу мы погубим все. Поэтому советую: в любом деле – берегитесь дилетантов, дорвавшись до власти или денег, они способны загубить любое дело. В том числе и курорты…Сохранив природу, мы сохраним и Анапу, …а в ней – здоровье наших детей, будущее России…».

Старший научный сотрудник музея С.В. Рожкова

Ответить