К столетию событий на Кубани и 20-летию музея матери Марии “Возвращение на Родину”

Пожалуй, одним из самых громких судебных процессов периода революций и Гражданской войны на Кубани, был суд, проходивший в Екатеринодаре со 2 по 5 марта (ст.стиль) 1919 года. Судили по обвинению в большевизме анапчанку Елизавету Юрьевну Кузьмину-Караваеву (урожденную Пиленко), ныне известную как мать Мария (Скобцова). 

Почти сенсационные сообщения об этом процессе подробно излагали не только в екатеринодарской общественно-политической газете “Утро юга” (№№50, 51, 52), они разнеслись по азово-черноморскому краю, далекой Одессе, но достигли и Москвы в конце апреля 1919 года. Если в газете “Приазовский край” с некоторой долей восхищения “наш корреспондент”, по-видимому бывший в зале суда, восклицает: “Рассказ подсудимой похож был даже для нашего времени на необыкновенную сказку”, то газета “Известия” уже в апреле 1919 года помещает материал со ссылкой на одесские источники под четким заголовком “Работа врагов Революции”! В самой же Одессе в марте-апреле 1919 года интеллигентская общественность, поддержавшая поэта М. Волошина в его стремлении защитить обвиняемую, вне зависимости от информации, поступавшей с юга, Екатеринодара и Анапы, помещает в “Одесском листке” подписанное ими “Письмо”. Вместе с писательницей Тэффи, обратившейся по просьбе Волошина к поддержке одесского губернатора и походам поэта к митрополиту Платону за информацией от него и поддержкой, они (одиннадцать человек, в том числе, Алексей Толстой, Наталья Крандиевская и др.) выступают как истинные патриоты, защищающие “подлинные русские духовные ценности”. Напомним эти строки из “Письма”, касающиеся угрозы смертной казни обвиняемой: “Нельзя прочесть это известие без тревоги. Кузьмина-Караваева – поэт, мыслитель, философ – первая русская женщина окончила духовную академию и пророчилась в ректоры предполагавшейся женской духовной академии (ее книги “Скифские черепки”, “Руфь”, “Юрали”). Мы надеемся и уверены, что суд над Кузьминой-Караваевой кончится полным ее оправданием. Невозможно подумать, что в пылу гражданской войны сторона государственного порядка способна решится на истребление русских духовных ценностей, особенно такого веса и подлинности, как Кузьмина-Караваева”. Эти строки продиктованы тогда, в конце марта 1919 года. 

Подобные слова звучат и сегодня, когда мы говорим о служении и подвижничестве матери Марии (Скобцовой), наполняя их своим осознанием ее жизненного подвига любви и всеобщего Материнства, ставшего ее служением Богу и людям до конца – “до смерти и смерти крестной”, как сказал о ней митрополит Антоний Сурожский. В Анапе имя ее – духовное имя Кубани (март, 2017 год).

Итак, суд над Елизаветой Юрьевной как бы итожил всю ее работу за период “головинства” в городе Анапе, когда на в условиях двоевластия старалась удержать от всяческих эксцессов и учителей, и новую власть, стремилась избавить от контрибуции и расправы анапчан, сохранить равновесие сил и внимала желанию горожан и их просьбам к ней остаться во власти, т.е. в городской управе. На суде в качестве свидетелей ее антибольшевистского поведения по разным вопросам выступали анапчане и их показания сыграли свою роль. И все-таки, главным адвокатом и защитником ее в анапских событиях стала она сама, построив свою защиту на партийности, как члена партии эсеров. В своем заключительном слове она сказала главное, что ей “приходится отвечать за чуждую ей идеологию”, т.е. большевизм. Суд “приняв во внимание смягчающие вину обстоятельства, приговорил потомственную дворянку Е.Ю. Кузьмину-Караваеву 27-ми лет к двухнедельному аресту”. Люди, до двух часов ночи ждавшие решение суда, аплодировали! И это все происходит после того, как в родной ей Анапе, арестованная по доносу хорошо известных и близких семье людей, она отсидела полтора месяца в каталажке, и едва-едва осталась жива еще до суда, когда удалось перенести его из Анапы в край. Большую роль сыграл священник храма Святого Онуфрия Великого Николай Преображенский – друг семьи Пиленко, предупредивший ее, пытавшийся спрятать и невольно чуть не попавший сам тоже в эту опасную ловушку. Помог и начальник анапского гарнизона Ткачев. 

Суд стал главным переломным моментом для нее и не только в ее общественном служении, но и в трудном решении покинуть Родину в условиях поражения и отхода добровольческой армии и частей юга России в 1920 году.

В мемориальном зале “Возвращение на Родину” в здании археологического музея города Анапы и стационарных выставках представлены материалы, раскрывающие данную тему.

Старший научный сотрудник музея З.Н. Лемякина

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Оставить комментарий