К истории мемориала – Береговой стационарной артиллерийской батареи № 464 – (март – сентябрь 1942 года).

Я видел, – преклонив колени,

Стоял ребенок у столпа,

Стоял – стоял В оцепененье,

А рядом тешилась толпа –

Его ровесников – мальчишек,

Не понимавших, почему

Сказал он им: – а ну-ка, тише,

Я здесь стою за всю страну!

«У пьедестала» – стих. Владимира Толмачева. 2018г. Анапа. (У стелы – «Город воинской славы»).

День Военно-морского флота в 2019 году отмечали 28 июля – традиционно в последнее воскресенье месяца, отмечали особо – парадом военных кораблей в Петербурге, в 11 часов московского времени. В Анапе – городе военных моряков, а ныне – с 2011 года, еще и городе Воинской славы, мы старожилы готовились заранее, отложив все другие дела, и даже особые обстоятельства и намеченные встречи. Трансляция парада с 11 часов, позволяла заглянуть еще и в другие информационные каналы, где мог идти рассказ о городах-героях Севастополе и Керчи, о Северном флоте и дальневосточниках (благо, в нашем городе с довоенной поры находилась школа морских пограничников, выпускники которой служили и на Балтике, и на Северном флоте, на дальневосточных берегах, и конечно же на Черном море. Ожидание не подвело – по 24 каналу ТВ Вести с десяти часов шел рассказ о боевом подвиге эскадренного миноносца «Микоян». Блестящий рассказ Сергея Брилева буквально заворожил (позже я узнала, что это его документальный фильм «Огненная кругосветка»). События разворачивались в 1941 году и на Черном море, некоторые события этой дерзкой операции потрясли, и главное, мало кто знал о них теперь, их рассекретили, сделав подвиг всеобщим достоянием именно в день Военно-морского флота. И сразу же тогда возник вопрос – не имеет ли эсминец «Шаумян», известный нам по событиям, связанным с историей береговой батареи №464, какое- либо отношение к миноносцу «Микоян», и если имеет, то какое.

Так случилось, что о батарее и краткой истории ее орудий, мне рассказал, когда -то мой отец моряк-пограничник, артиллерист и ветеран войны Шаров Николай Евгеньевич. Он был участником многих событий здесь, в Анапе и в районе Новороссийска, а с 1944г. и в Севастополе, где в мае 1945 года встретил день Победы, отсалютовав из личного оружия, когда в городе-Герое грохотали не только боевые орудия кораблей и береговые артиллерийские установки, и все, что стреляло (грохотал «Бог Войны» по праву Победы в первый раз по праву победителя).

Н.Е. Шаров ведет экскурсию в музее для Анапских школьников.
Н.Е. Шаров ведет экскурсию в музее для Анапских школьников.

Вопрос, заданный мною отцу, вспомнился мне потому, что это было давно, когда не было ни памятного мемориала, ни первых музейных публикаций по теме, но говорила сама перепаханная взрывами земля и рваные осыпающиеся борта глубоких траншей и сохранившее форму круга мощное бетонное основание на земле с десятком крепких металлических штырей (как мне подсказали – анкеров) которые указывали на нечто из жизни этого образовавшегося «слепка» с лица войны. На краю основания бетонной глыбы угадывались какие-то важные слова то ли оттуда из войны, то ли приписанные после… Что происходило здесь – кто расскажет? Сегодня мы знаем почти все по документам, воспоминаниям, исследованиям. А тогда ответ отца на мой почти праздный вопрос поразил меня скорее той особой значительностью, которая читалась в его тоне и краткости – здесь находилось орудие с эскадренного миноносца «Шаумян». И это было главным, что составляло суть и чем отмечено это место – так я поняла тогда. А когда я задала другой, как мне казалось, естественный вопрос по существу события (а почему вдруг корабельное орудие на берегу) отец отвечал сухо и односложно – «судно посадили на мель, получив пробоину»,- и я почувствовала, что ему трудно пояснять события трагедии и он поставил точку, когда сказал уже, по сути, главное, – ему горько было говорить об этом спустя годы, и об этом он не говорил.

И вот теперь, после рассказа в день ВМФ об эсминце «Микоян» возникла мысль – возможно, эсминец «Шаумян» тоже прославился, и я просто не знаю или перепутала что-то из-за созвучности названия. Потеряв покой, я решила вернуться и к истории батареи №464 (благо достаточно материала о подвиге этой батареи и в компьютере, и в статьях о ней, изданных и музеем, и городом Анапа). Не скрою, вспомнился и далекий разговор с отцом и, как продолжение, его старенькая фотография, попавшая мне в руки случайно в отделе краеведения спустя десятилетия (фотография, по-видимому, была списана да задержалась до моих времен и заинтересовала потому, что на ней я угадала отца в зимней форменной шинели и зимней шапке). Сейчас я могу сказать, что случайностей не бывает, снимок сделан зимой 1965 – 1975 годов, во времена, когда директором историко-краеведческого музея Анапы был А.А. Салашин, бывший комиссар партизанского отряда, личность хорошо известная в нашем городе с довоенной поры. Я говорю об этом так уверенно, потому что на снимке рядом с отцом стоит женщина – работник музея в ту пору, при

А.А. Салашине, заведующая фондами музея Матрена Афанасьевна. И самое главное – они стоят возле бетонного основания артиллерийского орудия, присыпанного снежком, виднеются какие-то буквенные начертания (то-ли – «Смерть немецким оккупантам» – то-ли?). Конечно это остатки от батареи №464, где состоялся некогда и мой разговор с отцом. На снимке очень важная характерная привязка, позволяющая безошибочно найти сегодня памятный мемориал Батареи, оказавшийся рядом с замечательным санаторным комплексом для детей «Жемчужина России». На стареньком снимке на заднем плане видны строительные конструкции будущей всесоюзной детской здравницы… Я смотрю на снимок и понимаю, что это Александр Афанасьевич Салашин, который сражался на анапской земле, хорошо знал о событиях при отступлении частей, когда враг рвался к Новороссийску, и на пути их здесь стояли воины 464 береговой стационарной батареи, видимо, позвал отца, чтобы он рассказал музейщикам о памятном знаке войны. Так собиралась память…

Бетонное основание батареи №464. На фото стоят майор Н.Е. Шаров и заведующая фондами музея Матрена Афанасьевна.
Бетонное основание батареи №464. На фото стоят майор Н.Е. Шаров и заведующая фондами музея Матрена Афанасьевна.

Конечно, сегодня в интернете достаточно материала по истории эсминцев «Микоян» и «Шаумян» и мне помогли сотрудники музея разыскать его и разобраться в том, что связывало корабли не только в созвучии имен. Это характеристики, в том числе и боевые, и технические данные, но при этом мне удалось обнаружить главное – сходство, и разницу в их судьбах как боевых кораблей-братьев – (так мне захотелось их назвать), не сравнивая их конечно.

Приведу отдельные данные из этих материалов, указывающие на безусловную значимость эскадренного миноносца «Шаумян» в составе Черноморского флота, куда он был зачислен еще 2 июля 1915 года изначально с момента закладки строительства на стапелях в городе Николаев, где и спущен на воду 10 октября 1917 года. В 1925 году «Шаумян» 12 декабря вошел в состав Морских сил Черноморского флота (МСЧФ); с визитами представительствовал флот нашей страны в 1930-е годы в портах Турции и Греции. К началу Великой Отечественной войны он входил в состав первого дивизиона эсминцев (класс и тип судна – эскадренный миноносец). Основные характеристики корабля все-таки безусловно поражают: водоизмещение – 1760 т., длина – 93,26м, ширина -9,07м., осадка – 3,2м., скорость хода -36,3 узлов и дальность плавания – 2130 миль. Экипаж – 136 человек. И наконец, вооружение и огневая мощь,

для корабля – это одно из важнейших превосходств, позволяющее сохранять господствующее положение при ведении боя с противником на воде и на суше, в небе и под водой. Артиллерия: – 4 -102 мм. орудия, и 2 зенитно-артиллерийские пушки – 76 мм (боезапас 6оо патронов), пулеметы, минно-торпедное вооружение: -14 торпед и 80 мин.

Я предлагаю вернуться к истории эсминца «Шаумян», его месте в истории черноморского флота, а также героико-трагических событиях в тот конкретный период, который связан с участием его в истории обороны Анапы в составе береговой батареи № 464 Анапского сектора Новороссийского укрепрайона. (Я позволила себе конкретизировать месторасположение батареи, так как в доступных документах не встретила упоминания об Анапе). В списке «Морские потери в битве за Кавказ», как и на рисунке 37 «Местоположение судов и кораблей, погибших в битве за Кавказ, Восточная часть Черного моря», имя эсминца «Шаумян» не называется (среди погибших кораблей назван один эсминец – «Бдительный»).

Эскадренный миноносец «Шаумян».
Эскадренный миноносец «Шаумян».

Материал заинтересовал меня еще и потому, что в нем совершенно неожиданно я увидела наименование погибшего парохода «Кубань». Это судно из состава морского флота погибло в июле 1942 года. Я обратила внимание потому, что в наградном листе отца – Шарова Н.Е. среди других боевых дел говорится, в частности: «При торпедировании танкера «Кубань» под обстрелом с воздуха руководил работами по снятию артвооружения с горящего танкера». (Судно погибло у причала Новороссийского порта). Возможно, что с этого когда- то начиналась служба отца по спасению на море в условиях войны, в АСО ЧФ – (Аварийно-Спасательный Отдел Черноморского Флота). Война весьма условно может считаться аварией… Особенно скромно это выглядит на фоне вражеских постоянных налетов с воздуха и торпедировании с моря, а уж мины, да и иностранные торпеды не взорвавшиеся по какой-то причине и плавающие в фарватере порта, когда торпедные катера идут на боевое задание, – все это явно не относят к тому, что можно упредить, просто уничтожив их… Впрочем, иногда приходилось спасать людей, когда горит само море… ( Простите за отступление, я бы избежала его, если бы не судьба эсминца «Шаумян» , связанная с нашими берегами , и мы вновь возвращаемся к его боевой истории).

Вот весьма условный послужной список этого боевого корабля. Он начинается с военных событий у западных берегов Черного моря и главное – в составе 1-го дивизиона эсминцев.

Участвовал в обороне Одессы. Эскортировал транспорты, выполнял задания по установке мин.

Участие в обороне Севастополя после Одессы с ноября 1941 года.

Участвовал в высадке десанта в Феодосии 28- 29 декабря 1941 года.

Участвовал в высадке десанта в Судаке 15-16 января и 24-25 января 1942 года.

Демонстративная высадка десанта в Алуште – 28 – 29 февраля 1942 года.

Уже этот немногословный перечень серьезных операций за 1941- 1942г.г. и роль эсминца атакующего и прикрывающего действия на воде и на суше весьма выразителен.

Эскадренный миноносец «Шаумян».
Эскадренный миноносец «Шаумян».

Тогда же, в начале весны 1942 года, «во время перехода из Новороссийска в Поти (как дословно сказано в официальном материале об эсминце) 3 апреля 1942 года по причине сильного снегопада и ограниченной видимости корабль сел на мель в районе мыса Тонкий (бухта Рыбачья). Судно получило пробоину корпуса и легло на грунт. Ввиду начавшегося шторма с корабля сняли экипаж. Позже демонтировали артиллерию и часть оборудования. В районе Новороссийска из четырех 102 -мм орудий эсминца сформировали береговую батарею №464. Немецкая авиация полностью разрушила корабль…». В этих скупых строчках для меня открылось многое и главное: – орудия эсминца «Шаумян», все четыре 102 –мм. составили основу батареи 464 и обслуживалась она комендорами с эсминца «Шаумян», неожиданно совпадает численность экипажа и батареи…Шла война и я не имею права выстраивать события сегодня так, как видятся они с расстояния семидесяти пяти лет после ее окончания. Мне важно уточнить, что после трагических событий апреля 1942 года, произошедших у наших берегов, не завершилась боевая история эсминца «Шаумян». Спасенный экипаж и орудия с эсминца, демонтированные под огнем вражеской авиации или торпедных атак с кораблей врага, громили фашистов и держали оборону на нашей земле в 1942 году даже в условиях окружения и потерь: «Огонь, батарея! Огонь!» И только, получив приказ о выходе из окружения через заминированный участок на левом фланге, моряки уходили из Анапы, похоронив погибших и взорвав орудия, чтобы они не стали добычей врага… Командир батареи старший лейтенант И.С.Белохвостов, обеспечил вывод из полного окружения через невозможное, сохранив людей и «похоронив» героическую батарею…Перефразировав слова из песни о Мамаевом кургане, мне хочется добавить «Похоронена на той земле война…». Памятник на нашей земле стоит по праву гордости героической батареи №464. (См.Примечания – 1 и 2).

Наверное, не стоит забывать и о мужестве моряков-пограничников спасательной службы АСО ЧФ, сумевших обеспечить вторую жизнь орудиям и снаряжению, демонтировавших огневую мощь эсминца и с собравших для последнего удара в сентябре 1942 года, а комендоры эсминца служили в годы войны в разных условиях, главным в которых оставалась война на море, до конца войны…

Корпус эсминца оставался распластанным на скалах между Новороссийском и Геленджиком до конца войны. Вражеская авиация время от времени терзала беспомощный остов эскадренного миноносца (от страха или от злости), выпуская по нему пулеметные очереди…

Мне вспомнилась легенда о Прометее, которого всесильный языческий бог Зевс наказал за то, что он дал огонь людям и научил им пользоваться. К скалам Кавказа был прикован титан и орел по приказу Зевса прилетал и клевал его печень, так как был Прометей был бессмертен и печень вырастала снова и снова, продлевая муки Прометея.

Знаменитый герой древней Эллады Геракл убил орла, освободив его от мук.

Если вы захотите когда-нибудь увидеть скалы Кавказа, где был прикован Прометей, согласно древней легенде, вам покажут это место у абхазских берегов, в районе Сочи, а знающие анапчане не без участия геологов и археологов повезут к скале в районе Большого Утриша и убедят, что это под Анапой.

Старший научный сотрудник отдела археологии

З.Н.Лемякина

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Оставить комментарий