20 мая 2021 года в Анапском археологическом музее состоялась научно-практическая конференция «Полководцы Победы», посвященная 76-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и 800-летию со дня рождения русского полководца Александра Невского.

В мероприятии приняли участие студенты анапских высших и средних учебных заведений Анапы, курсанты Института береговой охраны, сотрудники Анапского археологического музея. Темы представленных работ касались жизни советского народа в тылу в годы Великой Отечественной войны, истории ордена Александра Невского, боевой деятельности моряков-пограничников в защите Заполярья и героев войны (контр-адмирал Е.С. Колчин, Герой Советского союза П.Е. Кочерга, Герой Советского союза П.И. Державин, майор Г.П. Майсак и др.)

Представляем вашему вниманию тезисы доклада Рыжикова Д.

*в авторской редакции.


С окончательным разгромом фашисткой Германии был ликвидирован очаг агрессии в Европе, но Вторая мировая война продолжала бушевать на Дальнем Востоке, на Тихоокеанском театре военных действий, в странах Юго-Восточной Азии, у дальневосточной границы Советского Союза. Милитаристская Япония не собиралась складывать оружие.

Вступление Советского Союза в войну против милитаристской Японии было обусловлено соглашением, заключенным 11 февраля 1945 года на Ялтинской конференции руководителей трех держав – СССР, США и Великобритании. Соглашение предусматривало восстановление, принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 году, а именно: возвращение Советскому Союзу южной части острова Сахалин и всех прилегающей островов; интернационализацию торгового порта Дайрен с обеспечением преимущественных интересов Советского Союза в этом порту и восстановление аренды на Порт-Артур как военно-морскую базу СССР, передачу Советскому Союз Курильских островов.

Выполняя союзническое обязательство по Ялтинскому соглашению, с целью ускорить капитуляцию Японии и приблизить конец Второй Мировой войны правительство Советского Союза 8 августа 1945 года сделало заявление о вступлении в войну с Японией. Это решение предопределило неминуемый разгром империалистической Японии.

К августу 1945 года Япония содержала на территории Маньчжурии, Кореи, на Южном Сахалине и Курильских островах 49 дивизий и 27 бригад, 2 тысячи самолётов и 1 тысячу танков. Численность японских войск составляла 1200 тысяч человек.

К этому времени охрану Государственной границы СССР на Дальнем Востоке осуществляли четыре пограничных отряда Забайкальского округа, девять погранотрядов Хабаровского округа и семь погранотрядов Приморского округа.

Подготовка СССР к военным действиям на Дальнем Востоке началась непосредственно после завершения войны на западе. В мае-июне 1945 года проходила крупная переброска войск с запада в приграничные районы Дальнего Востока. В то же время вдоль забайкальской и дальневосточной границ СССР осуществлялась значительная перегруппировка войск. Японская разведка прилагала максимум усилий, чтобы собрать сведения о сосредоточении и группировке советских войск на направлениях, где, по предположениям японского генерального штаба, она готовилась перейти в наступление. Об этом свидетельствуют следующие данные: если на первый квартал 1945 года приходилось 24% всех задержаний японской агентуры, то на второй – 39%, на июль и первую неделю августа – 37%. За период с 1 января по 8 августа 1945 года пограничные войска дальневосточных округов обезвредили 163 японских шпиона.

Основной задачей пограничных войск на период военных действий оставалась надёжная охрана государственной границы. Главным командованием советских войск на Дальнем Востоке пограничникам были поставлены также следующие задачи: в кратчайшие сроки ликвидировать пограничные полицейские посты и мелкие японские гарнизоны, расположенные на границе, содействовать частям Красной армии в форсировании пограничных рек, обеспечить переброску войск и материальных средств, а также охрану тыла действующей армии.

Забайкальский, Хабаровский и Приморский пограничные округа приняли самое активное участие в подготовке и проведении наступательных операций Красной армии, начинавшихся непосредственно с рубежа Государственной границы и во многом способствовали их успешному осуществлению.

В отличие от западных округов в Дальневосточном регионе погранотряды и их морские части с началом боевых действий не передавались ВМФ и Красной Армии, а оперативно подчинялись соответствующим объединениям и соединениям. Погранотряды Хабаровского округа, включая 52-й и 65-й морпогранотряды, передавались в оперативное подчинение командованию 2-го Дальневосточного фронта, а их дивизионы – Амурской флотилии, которой командовал бывший пограничник контр-адмирал Н.В. Антонов. 59-й (Посьет), 57-й (Иман – ныне Дальнореченск), 58-й (Гродеково) и 69-й (Комиссаровское) погранотряды оперативно подчинялись 1-му Дальневосточному фронту. 62-й морпогранотряд (полковник Г А. Фоменко) и дивизион катеров 59-го погранотряда входили в оперативное подчинение Тихоокеанского флота, а 60-й морпогранотряд (полковник Ф.С. Трушин) – Камчатского оборонительного района. Предусматривалось, что часть сил погранвойска будут продолжать нести службу по охране границы.

Переход погранвойск в оперативное подчинение фронтам, Тихоокеанскому флоту и Амурской флотилии осуществлялся до начала войны с Японией. 60-й морпогранотряд поступил в подчинение командующего Камчатским оборонительным районом 4 ноября 1944 года, а Владивостокский, Петропавловский и Хабаровский пограничные порты были переданы Тихоокеанскому флоту с исключением из списков НКВД 3 сентября 1941 года.

5 апреля 1945 года Советский Союз денонсировал пакт о нейтралитете с Японией, 8 августа объявил ей войну.

Первыми в войну вступали моряки-пограничники речных дивизионов. На Амуре и Уссури морские части располагали бронекатерами, катерами РПК, КМ, РБК, ЗИС и ГАЗ, а также буксирами до 260 тонн и другими вспомогательными судами – всего 236 единиц. Перед ними ставились задачи переброски оперативных групп пограничников и частей Красной Армии для захвата погранпостов и опорных пунктов, захвата и уничтожения судов и плавсредств противника.

Еще 21 июля 1945 года все части Хабаровского погранокруга перешли на усиленный вариант несения службы, были усилены разведка и наблюдение за сопредельной стороной, оборудованы пункты посадки войск и разведаны места высадки. Указанием командования Дальневосточного фронта от 24 июля установлен порядок взаимодействия Краснознаменной Амурской флотилии и дивизионов погранотрядов с началом войны. В течение дня 8 августа 1945 года оперативные группы нападения погранотрядов скрытно выдвинулись к местам посадки. 9 августа по приказу Начальника войск Дальневосточного погранокруга генерал-майора А.А. Никифорова началась их переправа на маньчжурский берег. Мелкий дождь и плохая видимость способствовали скрытности высадки. Благодаря тщательной подготовке операции и строгому соблюдению маскировочной дисциплины, переправа и высадка группы нападения не были обнаружены противником и прошли без потерь. После высадки бронекатера отошли от берега и по целеуказанию командиров оперативных групп поддерживали их действия на берегу артиллерийским огнем. Одновременно началось пленение японских судов и плавсредств.

Часть пограничных катеров использовалась для конвоирования транспортов с войсками и особо важными грузами, боеприпасами, горючими и смазочными материалами, а также для охранения мониторов Амурской флотилии при их переходах по рекам Амур и Сунгари.

На озере Ханка совместно с Ханкайским отдельным отрядом бронекатеров Амурской флотилии действовал дивизион катеров 69-го пограничного отряда. Пограничники подавляли огневые точки противника, наблюдательные пункты, нарушали линии связи и коммуникации на побережье озера. 11 августа дивизион, возглавляемый капитан-лейтенанта А.С. Тейтельбаумом, по приказу командующего флотилии контр-адмирала Н.В. Антонова вышел на выполнение боевой задачи по высадке десанта на северный берег озера Ханка, уничтожению японской базы Байпаоцзы. При подходе к берегу враг встретил катера артиллерийским и пулеметным огнем. После продолжительного огневого боя катерники прорвались к берегу и высадили десантные группы, которые, овладев плацдармом, повели наступление на военный городок. Многие участники этого боя были награждены орденами и медалями, командир дивизиона – орденом Красного Знамени.

Корабли и дивизионы катеров морских пограничных отрядов тесно взаимодействовали с кораблями Тихоокеанского флота. С 8 по 10 августа катера 52 и 65-го морских пограничных отрядов привлекались для боевого охранения минных заградителей при постановке мин. В течение всего периода военных действий дивизионы катеров 52, 61 и 62-го морских пограничных отрядов несли службу базового дозора в бухте Ногаево, в районе Александровск, военно-морской базы Де-Кастри, Владимиро-Ольгинской военно-морской базы, на подступах к главной базе Тихоокеанского флота. Катера морпогранотрядов широко привлекались для конвоирования транспортов и трофейных судов, охранения боевых кораблей и эскорта подводных лодок Тихоокеанского флота. Только катерами 62-го морского погранотряда было отконвоировано 199 транспортов, боевых кораблей и подводных лодок.

Дивизионы 59-го и 62-го морских пограничных отрядов использовались для разведки портов противника, его береговых укреплений, поиска подводных лодок и контрольного бомбометания. Катерники 59-го погранотряда под командованием капитан-лейтенанта Г.В. Савельева в ночь на 12 августа провели разведку берегов и акватории в районе корейского порта Юки. Корабли скрытно подошли к месту, где их появление не ожидалось, и с ходу высадили разведывательную группу, которая получила полные данные о расположении противника, захватила «языка» и была благополучно снята с берега. Сведения, доставленные группой, дали возможность флоту 13 августа без больших потерь занять порты Юки и Расин.

Таким образом, в первые дни войны с Японией корабли и катера погранотрядов переправили через Амур и Уссури около 27 тысяч солдат и офицеров армейских соединений, 152 орудия, 652 тонны боеприпасов и продовольствия, 384 автомашины, 80 тракторов, 504 лошади, 312 повозок и т.д. Дивизионы и группы катеров, действуя совместно с кораблями Амурской военной флотилии, поддерживали наши сухопутные войска, наступавшие на территории Маньчжурии. Дивизион катеров 63-го погранотряда и суда Хабаровского пограничного порта вместе с кораблями флотилии поддерживали наступление войск 15-й армии на сунгарийском направлении: перевозили войска по реке Сунгари, десантировали их, поддерживали огнем пехоту в боях за города Туньцзян, Фугдин, Цзямусы.

Корабли и катера пограничных войск совместно с частями и кораблями ТОФ принимали участие и в крупных десантных операциях. Так, катера 2-го и 5-го дивизионов 62-го морпогранотряда участвовали в высадке десантов в портах Юки, Расин, Сейсин. Шесть катеров 2-го дивизиона под командованием капитан-лейтенанта Лукьянчикова вместе с кораблями Тихоокеанского флота в ночь на 13 августа вышли из бухты Золотой Рог на высадку десанта в порту Расин. На переходе катера несли службу разведки и охранения, чтобы не допустить торпедирования конвоя и ударов по нему с воздуха. По прибытии в район порта они провели разведку бухты, обследовали фарватер и причалы, после чего провели остальные корабли. Особенно отличился экипаж катера, которым командовал старший лейтенант Б.В. Кочура. Он первым ворвался в порт, под огнем противника подошел к причалу и высадил десантную группу, которая при поддержке артиллерийского и пулеметного огня оттеснила японцев и обеспечила высадку основных сил десанта.

3-й дивизион того же отряда вместе с кораблями Северной Тихоокеанской флотилии участвовал в десантировании частей 2-го Дальневосточного фронта на Южный Сахалин, в порты Topo, Эсутору и Маока. Его суда доставили к острову более полутора тысяч десантников. Отряд первого броска во главе с командиром дивизиона пограничных катеров капитан-лейтенантом Кулиничем, выйдя в 21 час 15 августа на выполнение боевого задания, к рассвету достиг вражеского берега и, ворвавшись в Эсутору, высадил десант. Все это произошло при плохой видимости и столь неожиданно, что противник в первый момент не оказал существенного сопротивления, и только когда десант уже закрепился на берегу, японцы вступили в бой. Аналогично действовали подчиненные капитан-лейтенанта Кулинича и при овладении портом и городом Маока. Здесь 20 августа катера Кулинича японцы встретили интенсивным огнем из малокалиберных пушек и пулеметов. Преодолевая огневую завесу и подавляя узлы сопротивления противника артиллерийским огнем, наши катера устремились к берегу. На «ПК-35» были ранены командир капитан-лейтенант П.Е. Александров и заместитель командира дивизиона по политчасти капитан П.Ф. Грушин, от попадания снаряда в машинном отделении возник пожар. Раненые мотористы старшина 1 статьи И.А. Малков и старший матрос В.С. Кузнецов погасили пламя и обеспечили бесперебойную работу двигателей. На «ПК-З2» раненый осколком снаряда пулеметчик старшина 2 статьи Гиков не покинул боевого поста и продолжал вести огонь. Катера выполнили поставленную перед ними, задачу – десант был высажен на причалы порта в самый центр города.

Важную роль сыграли пограничные сторожевые корабли «Киров» и «Дзержинский», восемь катеров МО 2-го и 3-го дивизионов 60-го морского пограничного отряда в проведении Курильской десантной операции.

К операции привлекались войска Камчатского оборонительного района, корабли и части Петропавловской Военно-морской базы. Им предстояло овладеть самым северным и наиболее укрепленным островом Курильской гряды Шумшу и, используя его в качестве плацдарма, занять острова, расположенные южнее. Пограничные корабли вместе с минным заградителем «Охотск» составляли отряд огневой поддержки, который возглавлял командир ПСКР «Киров» капитан 3 ранга Сизов. 2-й и 3-й дивизионы катеров вошли в охранение кораблей с десантом. Командовал ими капитан 3 ранга Скиба. 17 августа в 4 часа корабли с десантом вышли из Авачинской губы. На переходе пограничные корабли и катера охраняли десант от воздействия легких сил противника.

Высадка десанта на остров Шумшу началась в 4.30 18 августа после артподготовки. В условиях плохой видимости подразделения первого броска десанта под беспорядочным ружейно-пулеметным огнем противника высадились на берег и захватили плацдарм, обеспечивавший высадку последующих эшелонов десанта. В первые часы бой на берегу разворачивался сумбурно. В тумане наступавшие и обороняющиеся плохо видели друг друга, управляющие огнем корабельного отряда огневой поддержки, которым командовал капитан З ранга И.Д. Сизов, зачастую не наблюдали целей и мест падения снарядов. К тому же из 22 радиостанций, доставленных на берег, в рабочем состоянии оказалась только одна – корректировочного поста СКР «Дзержинский», с которой благополучно высадился матрос Г.В. Мусорин, остальные побывали в воде и вышли из строя. Командующий операцией и командир сил высадки, находившиеся на кораблях, в течение трех часов обстановки на берегу не знали.

В 08.00 исполняющий обязанности командира дивизиона капитан-лейтенант С.Ф. Скрябин получил распоряжение доставить на берег группу офицеров штаба десанта. «ПК-8» (капитан-лейтенант Н.Т. Федченко), приняв с борта «Дзержинского» 16 офицеров, без потерь высадил их на берег, но сам при отходе был накрыт залпом 4-ствольного миномета японцев. Погиб командир катера, тяжелое ранение получил находившийся на борту капитан-лейтенант Скрябин, часть личного состава оказалась выведенной из строя. Катер потерял ход и загорелся. По горящему катеру японцы открыли огонь из пушки, 6 человек из экипажа были убиты, 7 ранены. Принявший на себя командование заместитель командира дивизиона по политчасти капитан Я.С. Эдельман приказал команде покинуть катер. В первую очередь в спасательных жилетах спустили на воду раненых, которых оставшиеся в строю, моряки отбуксировали на берег, а затем переправили на госпитальное судно. «ПК-8» через несколько минут после оставления его экипажем, взорвался и затонул

К полудню видимость улучшилась, и сражение за Шумшу достигло наибольшего накала. Японцы контратакой пехоты, поддержанной танками, попытались сбросить десант в море. Решающую роль в отражении этой атаки сыграли артиллеристы пограничных сторожевиков. Управляющие огнем командиры артиллерийских боевых частей старший лейтенант К.А. Петровичев (СКР «Дзержинский») и капитан-лейтенант П.В. Солодов (СКР «Киров») сосредоточили огонь на танках. Вместе с другими огневыми средствами ими было подбито 5 танков, контратака японцев захлебнулась. Японцы предложили начать переговоры о капитуляции. Предложение было принято, и огонь прекращен, однако на следующий день, когда СКР «Киров», «Дзержинский» и минный заградитель «Охотск» входили во 2-й Курильский пролив, они неожиданно подверглись интенсивному артобстрелу с островов Шумшу и Парамушир, «Охотск» при этом получил три прямых попадания. Открыв ответный огонь, отряд лег на обратный курс, прикрывшись дымзавесой, поставленной СКР «Киров». В ответ на эту акцию командование операцией перебросило на остров Шумшу дополнительные силы, но 22 августа японцы начали складывать оружие и сдаваться в плен.

До 1 сентября все гарнизоны Курильских островов, около 60 тысяч солдат и офицеров, капитулировали. Капитуляцию принимало командование Камчатского оборонительного района на борту СКР «Дзержинский».

Массовая сдача японских солдат и офицеров в плен началась ещё с утра 19 августа и продолжалась до 1 сентября 1945 года. За 24 дня советские вооруженные силы наголову разбили японскую Квантунскую армию и освободили Северо-Восточный Китай, Северную Корею, Южный Сахалин и Курильские острова.

2 сентября 1945 года в Токийском заливе на борту американского линкора «Миссури» состоялось подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии. 9 сентября документ о капитуляции вооруженных сил Японии был подписан в Нанкине.

Подписанием акта о капитуляции в сентябре 1945 года закончилась Вторая Мировая война. По решению Крымской конференции глав правительств США, СССР и Великобритании (февраль 1945 года) Советскому Союзу были возвращены Южный Сахалин со всеми прилегающими к нему островами, а также преданы Курильские острова. Ликвидировав все японские плацдармы и военные базы в Манчжурии и Северо-Восточном Китае, СССР обеспечил безопасность дальневосточных границ.

За мужество и героизм, проявленные в боях с Японией, сотни офицеров, старшин и краснофлотцев морских пограничных частей и подразделений награждены орденами и медалями СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года награждены орденом Красного Знамени пограничные сторожевые корабли «Дзержинский» и «Киров», 3-й дивизион 62-го Владивостокского морпогранотряда. Приказом Верховного Главнокомандующего дивизиону сторожевых кораблей того же отряда присвоено почетное наименование «Сахалинский».

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Оставить комментарий