Отец Ларисы Александровны Мелковой с первых дней войны был призван на фронт, был механиком, ремонтировал танки и «Катюши». Его семью (жена и трое детей) пытались эвакуировать из Курска, но не успели. Фашисты оккупировали Курскую область. Мать с детьми отправили в концлагерь, долго они шли пешком в колонне. Мать несла двух малолетних детей на руках, Лариса, которой было 7 лет, шла рядом, цепляясь за подол. Мать одела Ларисе на шею старинный фамильный крест, принадлежавший прадеду и научила детской молитве: «Матерь Божия, возьми меня за ручку, помоги мне идти». Мать очень устала и не могла идти, легла вместе с детьми на обочине дороги (в таких случаях расстреливали на месте). Молоденький немецкий солдат-конвоир отвернулся, сделав вид, что не заметил и мать смогла немного отдохнуть. Когда появились другие охранники с собаками, солдат подбежал к матери, стал ее поднимать: «Шнель, матка, шнель» и помог встать обратно в колонну. Этот момент мать и Лариса помнили всю жизнь.

Затем их погрузили в товарный состав и отправили в Германию. По дороге поезд разбомбили советские самолеты, часть вагонов сошла с рельсов и перевернулась, первые вагоны с немцами и собаками были уничтожены. Во время бомбежки мать спрятала детей в ров, рядом разорвалась мина. Ларису взрывной волной выбросило наверх, а брата и сестру засыпало землей – они погибли. Пока уцелевшие фашисты собирали людей и сгоняли их вместе, часть пленных смогла убежать, в том числе мама и Лариса. Вдвоем им удалось добраться до деревни в Орловской области, где проживал дедушка Сергей Васильевич (отец матери). Здесь они надеялись спастись, но через время пришли немцы.

Маленькая Лариса пережила два года оккупации. Запомнила, как перед освобождением г.Орел местных жителей выгнали и сожгли из огнемета их дома. Зарево отражалось в воде озера. Ларисе казалось, что горит и земля, и небо! Всю жизнь она носит в себе это воспоминание. В их доме лежала больная бабушка, дед пытался ее вывести из дома, оба они сильно обгорели, потом недолго прожили и умерли от ран…

Лариса Александровна вспоминает, что во время оккупации хуже немцев были только румыны. Они воровали, были очень грубы с местным населением. А итальянцы любили детей и хорошо к ним относились, старались чем-нибудь угостить. Один солдат-итальянец, подбрасывая ее в воздух, говорил, что у него на родине осталась его маленькая «бомбино», и играл популярные итальянские мелодии на губной гармошке, которые она помнила потом всю жизнь.

К фашистам приезжали фронтовые концертные бригады. Детьми они сидели на деревьях и смотрели эти концерты. Лариса выучила новое слово: «кордебалет». У немцев имелся продуктовый склад в брезентовых палатках, там было много галетного печенья. Иногда дети залезали и таскали его. Малышей, которые не могли взять много, немцы не трогали, но подростков, пытавшихся взять побольше, фашисты расстреливали на месте.

После войны семья Лариса Александровна перебралась на постоянное место жительства в Анапу.

#войнойукраденноедетство

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Оставить комментарий