В Анапском археологическом музее хранится и экспонируется интереснейший памятник православной культуры понтийских греков – каменная икона «Константин и Елена».

Как следует из записи в книге поступлений, икона была обнаружена в ноябре 1951 г. при земляных работах по закладке фундамента здания Анапского совхоза-техникума на углу улиц Черноморской и Крепостной. Она представляет собой фигурную плитку из белого камня (предположительно, стеатита) высотой 13,6 см, шириной 12,6 см и толщиной 1,6 см. Икона разбита и склеена, утрата в нижней части дополнена гипсом.

Основа иконы – прямоугольная с округлым арочным выступом вверху рамка, внутри которой в невысоком рельефе изображены главные персонажи и выполнены соответствующие надписи.

Центр композиции составляет четырехконечный крест с удлиненным и слегка расширяющимся книзу нижним концом. Его вертикаль составляет композиционную ось рельефа и делит изображение на две части. Верхний и боковые концы креста завершаются профилированными ромбовидными выступами.

Слева от креста расположено поясное изображение женщины, обращенной лицом к кресту. Голова непропорционально большая. Лоб высокий покатый, вздернутый нос, острый подбородок, большие миндалевидные глаза. На голове диадема с зубчатым верхом, затылочная часть которой прикрыта спадающим на плечи широкими складками покрывалом. Длинные волосы уложены на голове неширокими горизонтальными прядями и спрятаны под покрывало, из-под которого спадают на плечи и ниже, достигая локтей. Женщина облачена в широкое драпированное одеяние с высоким стоячим воротом, застегнутым спереди. Складки одеяния веером расходятся книзу из-под ворота, края одеяния (или покрывала) спадают на руки ниже уровня локтей. Ниже ворота расположена спадающая на грудь полукругом узкая лента с подвешенным четырехконечным равноконечным крестом. Левая рука женщины приподнята и опирается на вертикальный столб креста, правая согнута в локте, слегка выставлена вперед и сжимает пучок колосьев. Рука облачена в рукав с частыми продольными складками и узкой манжетой.        

Справа от креста расположено поясное изображение мужчины, также обращенного лицом к кресту. Голова непропорционально большая. Лоб высокий, нос вздернутый, глаза большие миндалевидные. Мужчина имеет короткую аккуратную кучерявую бороду и длинные волосы, уложенные на голове наклонными узкими прядями и собранными на затылке в пучок. Он облачен в широкое драпированное одеяние с высоким стоячим воротом, застегнутым спереди. Складки одеяния веером расходятся книзу из-под ворота и с уровня груди приобретают вертикальное направление. Грузная фигура подпоясана поясом средней ширины без обозначенной застежки. Поверх одеяния наброшен собранный широкими складками плащ, скрепленный у левого плеча круглой фибулой. Правая рука мужчины приподнята и опирается на вертикальный столб креста точно напротив руки женщины. Левая рука согнута в локте, кисть ее опирается на рукоять вертикально расположенного меча с крестовидным перекрестием. Рука облачена в рукав с частыми продольными складками и узкой манжетой.

Надписи выполнены по-гречески невысокими рельефными буквами. По верхнему, фигурному краю обрамляющей изображение арки надпись ΙΣΑΠΟΣΤΟΛΕΟΙΒΑΣΙΛΕΙΣ·ΧΡ·ΠΡΤ. Слева от креста вверху ГГ, справа от креста вверху Z.

Внизу рамки под фигурами двухстрочная надпись, с частично утраченными вследствие повреждения знаками:

ΚΩΝΣΤ[ΑΝ]ΤΙΝΟΣЪ

ΕΛЕΝΗ[..]Α·Η·Π·

По обеим сторонам рамки выполнены скульптурные фигуры ангелов-«иконодержателей». Ангелы с широкими глазами и длинными волосами изображены в рост. Они облачены в длинное до пят широкое драпированное одеяние, поверх которого наброшены складчатые плащи с рубчатым краем. Одной рукой ангелы поддерживают край иконы на уровне груди, другая их рука приподнята и поддерживает икону сзади. Плащ одного из ангелов сзади обработан суммарно, в виде нескольких широких складок, зато у другого плащ своим декором напоминает оперение сложенных крыльев.

Надпись на иконе может быть переведена следующим образом:

«Равноапостольные цари (императоры) христианские первейшие Константин (и) Елена».

Обращает на себя внимание твердый знак («ер») после имени Константин, обычный в русских надписях, но совершенно неожиданный для греческого текста. Отдельные знаки после имени Елены, частично утраченные вследствие повреждения, расшифровке пока не подлежат.

Z справа от креста, судя по всему, представляет начальную букву слова ζωή (жизнь), часто сопровождавшем изображение креста. Сложнее объяснить сокращение ГГ слева от креста. Среди греческих слов, сопутствующих символике креста, этим литерам нет соответствия. Подобное сокращение известно в русской традиции в качестве аббревиатуры «гора Голгофа», иногда сопровождавшей изображение креста, правда, как правило, у основания его вертикали. Учитывая сюжет иконы, можно предположить, что в данном случае аббревиатура ГГ обозначает место обретения Креста.

Сюжет изображения и надпись не оставляют сомнений: данный памятник представляет популярный в христианской иконографии образ «Константин и Елена». Следует отметить мастерство резчика, сумевшего, пусть и с нарушением пропорций, в целом реалистично выполнить насыщенные деталями изображения Святых.

Случайные обстоятельства обнаружения иконы не дают достаточных указаний на время ее бытования. Однако, наличие твердого знака в конце имени Константин, неожиданного, как уже отмечалось, в греческом тесте, указывает на хорошее знакомство составившего (или выполнившего) надпись лица с правилами русской орфографии. Как известно, до 1918 г. слова мужского рода, оканчивающиеся на согласную, завершались этим знаком. Это правило было отменено постановлением Совнаркома, вступившим в действие с 15 октября 1918 г. Таким образом, определяется верхняя дата возможного изготовления иконы. Нижняя же дата должна определятся началом активного взаимодействия русского и греческого населения, при котором могло происходить достаточно тесное (вплоть до заимствования сопутствующей изображению креста аббревиации) влияние культур. Для района Анапы это 1862 г., когда по инициативе генерала П.Д. Бабыча вблизи от города на месте бывшей станицы Витязевской начали селиться православные греки – выходцы из турецких провинций Малой Азии. К концу XIX в. греческая городская диаспора Анапы являлась одной из самых многочисленных на Кубани. По данным анапского краеведа Л.И. Баклыкова, квартал, где была сделана находка, до начала 1940-х гг. был населен преимущественно семьями понтийских греков и сильно пострадал при бомбардировках и артобстрелах города в 1942-1943 гг.

Таким образом, время изготовления анапской иконы может быть определено в рамках 1862-1918 гг.

Историки христианского искусства отмечают, что каменные иконки были индивидуальными изделиями. Изготовление каменных образков «требовало определенного навыка в обработке камня, знания иконографии, а также грамотности в подписи изображения». Сложные в изготовлении и, таким образом, достаточно дорогие изделия «заказывались в основном состоятельными людьми». Считается, что в отличие от медного литья, «каменные образки были сравнительно дорогими и редкими произведениями, доступными богатым людям». Таким образом, не приходится сомневаться, что мастерски выполненная белокаменная икона могла принадлежать только богатой семье греческой диаспоры Анапы.

В музеях России хранятся три средневековых каменных образа с изображением Константина и Елены. В их числе известная каменная иконка из Полоцка, сочетающая элементы византийской, романской и русской иконографии. Во всех трех случаях иконографически древнерусские памятники отличаются от анапского рельефа: Константин всегда изображен слева, а Елена справа от креста, крест не четырех- а восьми- или шестиконечный, на одеянии Елены в двух случаях присутствует нашивной миндалевидный плат с крестом (псевдофоракий), лица святых изображены не в профиль, а анфас и у них всегда наличествует нимб.

Изображение в профиль и отсутствие у святых нимбов являются отступлением от православных иконографических канонов. Как известно, в христианской иконографии святые изображаются в фас или в трехчетвертном повороте, в профильном изображении даются либо отрицательные персонажи, либо второстепенные и не святые. То же можно сказать и о нимбе, обязательном атрибуте изображения святого, символе исходящего от него благодатного сияния.

Отсутствие нимба, изображения в профиль, отсутствие в надписи предваряющего имена обозначения святости, указывает на то, что анапский рельеф следует рассматривать как образец того направления православного искусства нового времени, когда икона теряет отдельные свои свойства и превращается в своего рода иллюстрацию к христианской истории.

Сюжет иконы, в какой-то степени, соответствует и иконографии «Воздвижения Креста», образа двунадесятого православного праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня (14/27 сентября), весьма значимого в календарной обрядности понтийских греков. В этом православном празднике совмещена память о двух событиях христианской истории: обретении Креста Господня императрицей Еленой в 326 г., и возвращение Креста из персидского плена в 628 г. На некоторых иконах «Воздвижения Креста» нового времени, как и на анапском рельефе, Елена расположена слева от креста, а Константин справа. Правда, на таких иконах помимо равноапостольных императоров присутствуют и другие персонажи.

Примечательно, что каждого из персонажей сцены Крестовоздвижения резчик наделил своим собственным изображением креста: у Елены это нательный равноконечный (греческий) крест, у Константина – крестовидная рукоять меча.

Известно, что в культуре православных народов одним из обстоятельств предпочтения тех, или иных образов, были «традиции связанные с миграционным прошлым». Греческую диаспору Анапы, составили православные греки – выходцы из Малой Азии. Этнографы, исследовавшие культуру понтийских греков, отмечали своеобразные, локальные особенности почитания ими некоторых христианских святых, в частности Богородицы и Святого Георгия. Возможно, несколько отличным от ортодоксального, допускающим отход от канона в иконографии, было почитание Константина и Елены. В народных религиозных представлениях греческого населения малоазийского Причерноморья надо, видимо, искать истоки традиции, воплотившейся в не совсем обычных образах анапской иконы.

Таким образом, хранящийся в Анапском археологическом музее белокаменный рельеф «Константин и Елена» представляет собой оригинальный памятник православной культуры понтийских греков. Созданный незаурядным мастером в условиях диаспоры он, при сохранении греко-понтийских традиций, несет элементы влияния русской культуры. Представляется, что при дальнейшем изучении анапской иконы откроются новые стороны культуры православного греческого населения Кубани конца XIX – начала ХХ в.

А.М. Новичихин, старший научный сотрудник Анапского археологического музея, кандидат исторических наук

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Оставить комментарий

Skip to content