Плаксин С.Р.

В авторской редакции.

Павел Михайлович Фитин родился 28 декабря 1907 года в простой крестьянской семье на Урале в селе Ожогино в Курганской области. Работать начал сразу после окончания начальной школы в сельхозкомунне. Труд он познал, можно сказать, сразу с пеленок. Он никогда и не думал о службе, да и тем более в разведке. Если бы не одно но.

В его детстве, в возрасте 14 лет, происходит кулацкое восстание, всех загнали в сарай и убивали кувалдой, так экономили патроны, каждый день по несколько человек выводили и устраняли. Вовремя подошла Красная армия – спасли. Именно тогда он понял, на чьей он стороне. Так начиналась биография одного из самых успешных руководителей отечественной разведки – Павла Фитина. В возрасте 20 лет он вступил в большевистскую партию, искренне веря в светлую идею. С юности его заметили и взяли на работу в Райком комсомола.

В 1928 году он поступает в институт Механизации и электрификации сельского хозяйства в Москве, ныне Тимирязевская Академия. По окончанию хотел вернуться в родное село и работать на земле. Но из-за большого кругозора и отличных умственных способностей его направили в сельскохозяйственное издательство. Отслужив в армии, дорос до должности заведующего редакцией индустриальной литературы. Фитин и не подозревал, что все знания, которые он приобрел, совсем скоро пригодятся на другом поприще далеком от сельского хозяйства.

В марте 1938 года его направляют на ускоренные курсы особого назначения НКВД, готовившие разведчиков. Его аналитические способности, умение работать с большим количеством информации сразу обратили на себя внимание. В октябре 1938 года он переведен в разведку, в январе 1939 года становится заместителем начальника 5-го отдела ГУГБ НКВД, 13 мая назначен начальником разведки.

Важнейшей работой Павла Михайловича становится восстановление работы легальных и нелегальных советских резидентур. В решении данной задачи ему пришлось проявить свои незаурядные организаторские способности. Из воспоминаний Фитин: «В результате принятых мер в предвоенные годы удалось укомплектовать около 40 резидентур за кордоном и направить в них более двухсот разведчиков, а также вывести на нелегальную работу многих кадровых чекистов».

В августе 1941 года Фитин обращает внимание на странную докладную записку Леонида Романовича Квасникова, в ней молодой начальник научно-технического отделения разведки сообщает, что из всех открытых источников в Германии, Англии, США и Канаде исчезли упоминания об исследованиях в области деления атомного ядра. По инициативе Фитина Квасников готовит подробный доклад. Именно с этого момента началась самая масштабная операция советской разведки, которая впоследствии получила название «ЭНОРМОЗ» и завершившаяся в 1949 году взрывом на Семипалатинском полигоне.

Одной из самых продуктивных в годы войны оказалась резидентура в Лондоне. Туда еще в начале 1940 года для восстановления был направлен опытный разведчик Анатолий Вениаминович Горский. Он давал информацию о намерениях и ближайших действиях Англии и США, а именно, от агентов Дональда Маклейна и Джона Керенкросса, опекаемых людьми Горского, были получены первые сведения о намерениях наших союзников создать атомную бомбу.

В Москве от Фитина сначала отмахнулись, посчитав, что правящие круги Запада пытаются отвлечь силы и средства СССР на второстепенные цели. Павел Фитин через несколько дней предоставил отчет, подтвержденный документами с формулами и схемами.

В конце февраля 1942 года Фитин вновь готовит справку об атомных исследованиях союзников, в ней он обосновывает необходимость создания при Государственном Комитете Обороны научно-совещательного органа для координации работ всех ученых и научно-исследовательских организаций СССР, занимающихся вопросом атомной энергией урана. И снова в руководстве страны нет никакой реакции.

На помощь Павлу Михайловичу пришел будущий академик Георгий Николаевич Флёров. Письмо молодого физика о том, что пора начать заняться атомным производством было доведено до Сталина осенью 1942 года и так его впечатлило, что он потребовал все существующие документы.

28 сентября 1942 года Постановлением Государственного Комитета Обороны «Об организации работ по урану» создается лаборатория №2 Академии Наук СССР, возглавить которую поручено Курчатову Игорю Василевичу. Фитину удалось достучаться до руководства страны, начать в Советском Союзе свой атомный проект.

От руководителя резидентуры в США Василия Михайловича Зарубина была получена информация о «Манхэттенском проекте» о работах по созданию супер бомбы, которые велись в исследовательском центре в Лос-Аламосе. И направляет в Америку дополнительный разведывательный десант, направленна группа во главе с Квасниковым, для получения информации. Это была основная задача разведчиков, находившихся в США. От этой группы пошел мощный поток информации и технической документации по атомной проблематике. Вся информация передавалась Курчатову.

Эти усилия внешней разведки, за которыми стояли самоотверженность и организаторские способности Павла Михайловича Фитина, его интуиция и талант аналитика дали свой результат. Все это помогло нашим ученым, даже раньше намеченных сроков, создать атомную бомбу. Но в 1946 году, за три года до взрыва на Семипалатинском полигоне, по личному распоряжению Берии, генерал-лейтенант Фитин был внезапно освобожден от занимаемой должности и направлен заместителем уполномоченного Министерства Государственной Безопасности в Германию, затем опять понижение, его назначают заместителем начальника МГБ по Свердловской области, потом переводят в Казахстан. Это самая загадочная часть биографии Фитина. Считается, что так Берия посчитался со строптивым начальником СВР. Герой войны генерал-лейтенант Павел Михайлович Фитин был уволен из органов с формулировкой «По служебному несоответствию» в 1953 году, даже без назначения военной пенсии.

Показать комментарииЗакрыть комментарии

Оставить комментарий

Skip to content